СТАРООБРЯДЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ
Каталог статей
Меню сайта

Категории каталога
Интересное [29]
Мои статьи [8]

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Наш опрос
Считаете ли вы решения "Освященного собора РПСЦ 2010" решениями церкви Христовой?

[ Результаты · Архив опросов ]

Всего ответов: 59


Приветствую Вас, Гость · RSS 2017-08-20, 10:13 PM

Главная » Статьи » Интересное

Выговская пустынь

В истории старообрядчества имела огромное значение так называемая Выговская Пустыня145, основанная на реке Выг, впадающей в Выг-озеро (Олонецкой губернии). Славу этого сначала скита, а потом — общежительного монастыря создали знаменитые братья Денисовы, Андрей и Семеон, из рода князей Мышецких. Они были главными создателями и руководителями Выговской Пустыни. Начало ей положе­но в 1694 г. Она быстро разрасталась и впоследствии пре­вратилась в руководящий центр беспоповства.

Выговская Пустыня обладала большими пашнями, зани­малась скотоводством, рыбной ловлей; имела мельницы, за­воды: кирпичный, кожевенный, лесопильный; вела обшир­ную торговлю со многими городами, даже имела на Белом море собственный торговый флот. Петр I относился к выговцам снисходительно и даже разрешил им свободное и от­крытое отправление богослужений по старопечатным кни­гам. Такое милостивое отношение Петра объясняется тем, что выговцы согласились работать на построенных им Повенецких заводах. Располагали к себе выговцы царскую власть и тем, что посылали ко дворцу разные подарки: луч­ших оленей, заводских лошадей, быков, разных птиц и пр.

Внутренняя жизнь Выговской обители велась по монас­тырскому уставу и порядку: ежедневно в ней отправлялись службы, все имущество братии считалось общим, все имели одну общую трапезу. На первых порах выговцы проповедо­вали жизнь для всех безбрачную, а потом превратились в брачников. В первые годы своего существования Выговская Пустыня имела священство и причастие: здесь жил и служил соловецкий священноинок Пафнутий; последний священноинок на Выге скончался в начале уже XVIII столетия146. Да и после прекращения на Выге священства выговцы долгое время причащались запасным Агньцем147. Руко­водители Выговской Пустыни, сами братья Денисовы, ре­шительно исповедовали веру в вечность бескровной жертвы Христовой. В своих знаменитых «Ответах» синодальному миссионеру Неофиту, написанных в 1723 году, получивших название «Поморских»148, они заявляют: «Мы веруемъ свя­тому апостолу Павлу, веруемъ святымъ учителямъ церковнымъ, возвещающимъ жертве тайней приноситися въ вос­поминание Господне даже до скончания века» (ответ 99-й). А с жертвоприношением должно быть вечно и священство, ибо первое без последнего быть не может. Посему выговцы долгое время жили верою, что где-нибудь Господь сохранил благочестивое священство. Они не раз делали попытки при­обрести себе епископа и таким образом восстановить в своей среде священную иерархию. Из этих попыток наиболее из­вестны три:

а) ветковские старообрядцы еще задолго до присоедине­ния к ним епископа Епифания вели деятельное сношение с ясскими старообрядцами о приобретении себе епископа от ясского митрополита. Они обратились с предложением и к выговским старообрядцам принять с ними участие в этом деле. По этому поводу выговцы созвали собор, чтобы обсу­дить этот вопрос с особой тщательностью. Собор единодуш­но и весьма сочувственно отнесся к предложению приобрес­ти епископа. Сам Андрей Денисович хотел ехать с ветковцами в Яссы по этому делу. Выговцы его, однако, не отпус­тили, так как они имели в нем на месте «нужду немину­чую». Вместо него был уполномочен вести дело о приобре­тении епископа вместе с ветковцами один «радетельный ревнитель Леонтий Федосеев». Сам Андрей написал Леон­тию указания, на каких условиях можно будет принять от Ясского митрополита новопоставленного епископа: рукопо­лагаемый должен быть крещения и пострижения от старых священников ветковских — Досифея, Феодосия или прочих таковых; при совершении чина рукоположения благослове­ние и крестное знамения должно быть с двоеперстным сложением; сам чин должен быть совершен по «древним славя­но-российским книгам», рукополагаемый в своей исповеди не должен давать обещаний быть согласным с восточными патриархами, а лишь «согласну быть кафолической восточ­ной церкви или древнимъ святымъ учителемъ восточнымъ». Для «лучшаго произведения» Андрей Денисов сове­тует рукоположить «приличнее архиепископа, неже еписко­па»: тогда бы он самостоятельно рукополагал бы себе пре­емников — других епископов. Свои наставления и указа­ния Леонтию Федосееву Андрей заключил усердной просьбой: «И ты Господа ради и мира ради церковнаго по-трудися съездити къ нимъ (т. е. к ветковцам) и о всемъ къ полезному порадей советовати и миротворствовати, во всемъ по староцерковному чину и по опаству правильному и въ нужныхъ случаяхъ с покаятельными очищении». О всех же своих старцах и братиях Денисов прибавил, что все они «Бога молятъ, да дастъ намъ полезное, спасительное и безсомненное получить». Так велика была жажда выговцев приобрести себе епископа, иметь законную священную иерархию. Послание Андрея Денисова датировано, как на нем значится, 7238 г., т. е. 1730 г.149

Никоновские нововведения начались с 1653 г., с того вре­мени прошло до описанного факта 77 лет. Выговцы отлич­но понимали, что ясский митрополит, рукоположения кото­рого они готовы были принять на вышеизложенных услови­ях, был, конечно, еретик, посему Андрей Денисов счел не­обходимым сказать и о «покаятельном очищении». В «По­морских» ответах доказано, что восточная церковь гораздо раньше отступила от истинного православия. Тем не менее выговцы были рады принять от нее епископа. Ясно, что они в то время жили духом поповским. Вследствие того, что в Яссах потребовали от старообрядческого кандидата дать исповедание «новотворные догматы хранити», рукопо­ложение епископа для старообрядцев не состоялось.

б) к тому же 1730 году относится и самостоятельная попытка выговцев найти себе епископа. В своих «Поморс­ких ответах» они заявили, что не отвергают иерархичес­кое достоинство русской новообрядческой церкви: «При­общения нынешния российския церкве опасаемся, — писали они, — не церковныхъ собраний гнушающеся, не священныя саны отметающе, не тайнодействъ церков­ныхъ ненавидяще, но новинъ отъ никоновыхъ временъ нововнесенныхъ опасаемся»150. Но получить от нее епис­копа было в то время немыслимо. Поэтому выговцы и са­мостоятельные поиски себе епископа так же, как и ветковцы, направили на восток — к греко-восточной церк­ви. Туда отправился, и именно в Иерусалим, известный выговский деятель Михаил Иванович Вышатин. Ему, ко­нечно, было известно братское решение Выга относитель­но приобретения епископа, выраженное в уполномочии Андрея Денисова Леонтию Федосееву. Отправился он в Палестину не сразу, а побывал сначала в Польше, где в то время Ветка усиленно заботилась о приобретении себе епископа; а потом побывал в «земле Волошской», т. е. в Молдавии, где старообрядцы вели переговоры с ясским митрополитом о рукоположении епископа для Ветки. Профессор П. С. Смирнов предполагает, что именно Вы­шатин мог быть инициатором начавшихся в Яссах разго­воров местных старообрядцев с ясским митрополитом о рукоположении для них епископа и что по его совету и указанию состоялось и изложенное выше сношение с Выгом ветковцев151. Путешествие же его в Палестину для отыскания все того же епископства явилось, как надо по­лагать, результатом ясской неудачи. Как свидетельствует выговский библиограф Павел Любопытный (Онуфриев), Андрей Денисов писал «одобряющия послания» и этому искателю епископства, — «путешествующему брату Вышатину» и его спутникам152. Вышатин, однако, не имел успеха в Палестине: смерть, постигшая его там же, пре­рвала его дело и таким образом лишила выговцев воз­можности приобрести себе епископа от Иерусалимского патриарха.

в) через 35 лет после этих поисков архиерейства состоял­ся в Москве собор старообрядцев, именно в 1765 году, все по тому же вопросу — о восстановлении в старообрядчестве епископского чина. На соборе этом участвовали и предста­вители «поморцев». И тогда они все еще жаждали иметь у себя епископство и, значит, законно рукоположенное свя­щенство153. Однако и Московский собор не дал положитель­ных результатов. Старообрядчество продолжало быть без епископов.

С течением времени «поморцы» стали не только факти­ческими беспоповцами (таковыми они стали после смерти прежних священников) но и идейными, ибо начали учить, что священство везде прекратилось и неоткуда его достать. Тем не менее до сих пор они все еще живут верой в необхо­димость священства в церкви и требуют, чтобы таинства церковные и духовные требы отправлялись не мирянами, а духовными лицами. Своих наставников, отправляющих у них духовные требы, они признают не мирскими лицами, а священно-иерархическими, хотя они никем не рукоположе­ны и никакого на себе сана не имеют.

Состоявшийся в Москве в 1909 г. Всероссийский собор поморцев, названный ими даже вселенским, постановил: «Наших отцов духовных не следует считать простецами, так как они получают, по избрании приходом и по благо­словении другого отца духовного, преемственно передавае­мую благодать Святого Духа на управление церковью» (Соборное Уложение. Л. 2). Это — священные лица, вроде пресвитеров у сектантов. Те тоже получают таким же спо­собом свою «благодать». Их или община рукополагает, как у евангельских христиан, или благословляют прежде избранные пресвитеры154. Беспоповцы титулуют своих на­ставников действительно «духовными отцами», то есть «духовенством», «пастырями», «настоятелями» и т. п. наи­менованиями, выработав и установив даже «Чин» возведе­ния в «духовные отцы». Беспоповцы в Польше, Литве, Латвии и Эстонии и не именуют себя беспоповцами, а про­сто старообрядцами. Какие же они беспоповцы, если име­ют управителями своей церкви духовных лиц, получаю­щих «преемственную благодать» на управление церковью и на совершение таинств церковных и духовных треб? Да и в России состоялся в 1926 г. в Нижнем Новгороде собор поморских наставников, который постановил восстановить в своей среде настоящее священство со всеми иерархичес­кими наименованиями и правами или путем позаимствования его от других христианских церквей, или провозглашением своих наставников действительными священника­ми и епископами.? то постановление беспоповских настав­ников дало повод состоявшемуся в Москве в 1927 г. Освя­щенному собору древлеправославной Церкви обратиться ко всем старообрядцам-беспоповцам с [...] «Посланием», призывая их к примирению с Церковью Христовой. К сожалению, это «Послание» не могло быть напечатано и хранится лишь в одном экземпляре в архиве Московской старообрядческой архиепископии. В некоторых местах беспоповцы-поморцы уже титулуют своих наставников «свя­щенниками» и облачают их при богослужении в ризы. Та­ким образом беспоповство превращается в поповство155. Священноиерархический дух прежних выговцев не умер в их потомстве, но только выродился в форму самодельного «духовенства»156.

Выговская Пустыня была знаменита не только как ду­ховный центр, руководивший многочисленными приходами по всей России, но главным образом как просветительный центр. Братья Денисовы были учеными людьми и обладали обширными познаниями в церковно-исторической области. В Выговской обители существовала настоящая академия с преподаванием академических наук. Она выпустила длин­ный ряд писателей, апологетов старообрядчества, проповед­ников и других деятелей. Выговская Пустыня блестяще до­казала, что она вмещает в себя больше познаний, чем сто­лицы Петербург и Москва ее времени. Созданная здесь ста­рообрядческая апологетика до сих пор имеет несокрушимое значение. «Поморские ответы», заключающие в себе основы староверия, остаются не опровергнутыми. В вопросах старо­обрядчества за Выговской Пустыней пошла в XIX столетии и Московская Духовная академия, на кафедрах которой чи­тали свои лекции в старообрядческом духе профессора Каптерев, Голубинский, Белокуров, Димитриевский и другие. В Выговской Пустыне составлены тысячи сочинений на различные темы, преимущественно по старообрядческим вопросам157.

Несмотря на неоднократные и настойчивые требования духовных властей господствующей церкви разрушить Выговскую обитель, она почти мирно просуществовала до цар­ствования Николая I. При этом же императоре, гонителе старообрядчества, она была безжалостно разрушена до осно­вания и все ее бесценные сокровища разграблены и просто уничтожены.

 

147 Об этом говорят многие свидетели и достоверные факты. Из­вестный протоиерей Алексей Иродионов, бывший ученик Семена Денисова, долгое время состоявший под его руководством на Выге, рассказывает, что прежние священники «освящали запасныя Агньцы превеликия и, раздробивши тые на мельчайшия час­тицы, раздавали детям своим духовным». Этими запасными дара­ми еще в 1736 году причащались сами руководители Выга, и Алексей Иродионов, по его признанию, раза два-три причастился ими на Выге // Братское Слово. Изд. Н. И. Субботина, 1891. Т. П. С. 813.

Другой бывший выговец, Григорий Яковлев, свидетельствует, что на Выге «едини некия древния крупицы имеющия у себя и теми по временам причащаются сами; другия иже от Досифея и Феодосия бывших попов, проскомисанныя токмо приемлют, а иных же, аще и древних, сомнятся» // Братское Слово. 1886. Т. II.. С. 321-322; О самом зачинателе Выговской Пустыни, Данииле Викулове, Яковлев сообщает, что «он многажды некоих и причащаше, якобы мня древним причастием» // Братское Слово. 1888. . № 6. С. 398; О другом Выговском началовожде, Даниле Матвееве, участвовавшем и в составлении «Поморских Ответов», Яковлев го­ворит, что он отца его перед смертью при самом Яковлеве и про­чих келейниках «покаял и причастил» // Там же. С. 413. Семен Денисович перед смертью тоже «причастился запасными некими крохами, которых останки и ныне не мало имеется в сохранении у Мануила Петрова в тайности» // Там же. С. 404.

В самом «Выгорецком Летописце» значится под «7298 — 1790 годом»: «Того же года Феоктиста окт. 20 ногою заболе. Дек. 13 го­рячка приступила. Дек. к 19 числу в ночь постригли и причасти­лась тайн Христовых в полдень» // Братское Слово. 1888. № 10. С. 802.

Еще один свидетель, бывший беспоповец Евдоким Южаков, удос­товеряет, что даже во второй половине уже XIX столетия среди беспоповцев севера еще пользовались запасными дарами. Он вмес­те со своим родным отцом посетил поморские скиты в Архангельс­кой губернии. Шесть дней пробыли они в Амбурском скиту. «Старцы рассказали нам, — повествует Южаков, — о разных чу­десных явлениях в скиту... Еще показывали части святого причас­тия, которое будто бы осталось от времен, бывших до патриарха Никона, и которым они напутствуют себя при смертном часе» // Братское Слово. 1886. Т. П. С. 38. Понятно теперь, почему авторы «Поморских Ответов» так старательно доказывали в этом своем произведении, что и древние христиане часто причащались за от­сутствием священника запасными дарами, которые носили даже при себе, находясь или в пустыне или в дороге.


Категория: Интересное | Добавил: Starover (2007-10-09)
Просмотров: 2271
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]